«Политика Китая по укреплению позиций в мировой валютно-финансовой системе»

- так называется статья из журнала , журнала «Экономическое обозрение» №4-2013, опубликованная на сайте портала Mezon.Uz, в рубриках Аналитика-Экономика 19 Июнь 2013 года, где сообщается, что ….

- так называется статья из журнала , журнала «Экономическое обозрение» №4-2013, опубликованная на сайте портала Mezon.Uz, в рубриках Аналитика-Экономика 19 Июнь 2013 года, где сообщается, что …. 

Китай вышел на позиции второй крупнейшей мировой экономики после США. Однако фактор его экономической мощи пока в недостаточной степени уравновешен аналогичными позициями в мировой валютно-финансовой системе по мощи позициями в мировой валютно-финансовой системе.

По данным Сообщества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (SWIFT), национальная валюта юань пока занимает лишь 13-е место среди наиболее часто используемых для платежных расчетов валют мира.

Пекин, учитывая это, уже начал реализацию долгосрочной стратегии на данном направлении. Речь идет, прежде всего, о придании юаню статуса мировой валюты. Интернационализация юаня проходит в три этапа. Вначале он охватит сделки с соседними странами, далее — государства Азиатского региона, и на третьем этапе будет участвовать в глобальных финансовых операциях. По данным Комиссии по валютной политике Центрального банка Китая, в течение 2016–2020 годов можно ожидать конвертируемости юаня.

К настоящему времени достигнуты неплохие результаты. Как указывают эксперты банка HSBC, доля сделок по китайскому импорту и экспорту, заключенных в юанях, выросла примерно в 6 раз за последние три года и составляет порядка 12% (в 2011 году было 9,2). Также объемы юаней в офшорных зонах за три года выросли до 900 млрд. юаней. Ожидается, что к 2015 году китайская валюта должна обслуживать 1/3 всех международных торговых сделок Китая1. Напомним, что по внешнеторговому обороту Китай в 2012 году вышел на первое место, опередив США, которые со Второй мировой войны не уступали эту позицию никому. Объем внешней торговли США в прошлом году составил 3,82 млрд. долларов, в то время как китайские экспортно-импортные операции вышли на уровень 3,87 млрд. долларов. Ранее аналитики HSBC Holdings Plc. прогнозировали становление КНР в качестве ведущей торговой державы только к 2016 году.

В целях интернационализации юаня Китай поддерживает создание офшорных центров, работающих с китайской валютой. Первым подобным центром стал Гонконг/Сянган. В этом году стало известно, что Китай и Сингапур договорились о возможности проведения для клиентов своих банков операций в юанях. В частности, сингапурское подразделение китайского Industrial and Commercial Bank of China начало проводить расчеты в жэньминьби. По словам управляющего директора валютного управления Сингапура Рави Менона, «спектр финансовых продуктов, номинированных в юанях, вероятно, будет расширяться, так как многие компании Сингапура все чаще прибегают к финансированию в юанях, выпуская акции и облигации в этой валюте»2.

В 2012 году центробанки КНР и Тайваня подписали соглашение о клиринговых расчетах в юанях, что было оценено аналитиками как крупнейшее экономическое событие в Азиатском регионе. Соглашение предусматривает, что Тайвань предоставит возможности для межбанковских торговых операций, выраженных в юанях. Оба регулятора также намереваются инициировать переговоры о введении дилинга валютных свопов, который позволит Тайваню распоряжаться активами, выраженными в юанях, в рамках своих инвалютных запасов3.

Прорывным для юаня событием становится укрепление его позиций в финансовых операциях, проводимых в Великобритании, которая является мировым лидером в этой сфере с оборотом 4 трлн. долларов в день. Согласно Банку Англии, Великобритания в феврале текущего года получила преимущество первой из стран «большой семерки» подписать соглашение о валютном свопе с Народным банком Китая. Сделка позволит ЦБ Великобритании поставлять до 400 млрд. юаней, или 64 миллиарда долларов, другим банкам. По словам главы отдела межбанковских операций в Европе Standard Chartered Plc. Филиппа Линтерна, «это событие, вероятно, самое волнующее за всю мою карьеру, полностью перевернет финансовые рынки».

На этом фоне значительно активизировались финансовые институты Франции и Швейцарии, которые также намереваются заключить подобные соглашения с Народным банком КНР. Пекин прилагает усилия для продвижения юаня на финансовых площадках в Латинской Америке и на Ближнем Востоке — крупнейших регионах-поставщиках нефти в Китай. Если поступательное движение КНР на этом направлении будет идти такими же высокими темпами, то вполне вероятно, сбудется предсказание HSBC о том, что к 2015 году треть международных сделок будет проводиться в юанях, что сделает денежную единицу КНР одной из трех самых используемых в мировой торговле валют, наряду с долларом и евро.

КНР в целях расширения использования юаня активно продвигает подписание своповых валютных соглашений. За последние четыре года Китай подписал 20 своповых договоров, включая Аргентину, Австралию, Южную Корею и Сингапур. На 5-м саммите БРИКС было подписано соглашение с Бразилией на своп 190 млрд. юаней/60 млрд. бразильских риалов (около 30 млрд. долларов). С Россией в июне 2011 года Пекин подписал Соглашение о переходе к расчетам в национальных валютах. В качестве первого шага начались торги рублями на бирже в Китае и юаневые торги в Москве. Российский ВТБ 24 октября 2011 года открыл вклады в юанях.

В целях повышения международного доверия к юаню и подготовки к его будущему вхождению в лигу валютных «тяжеловесов» Пекин проводит политику увеличения национальных резервов золота. Официальные данные говорят о накопленных запасах в 1 054 тонны, что ставит Китай на 5-е место в мире. Однако, по неофициальным данным, запасов золота у Китая более 3 000 тонн, что делает его третьим по значимости владельцем желтого металла после США (8 113 тонн) и Германии (3 391 тонна), и эта цифра продолжает расти. Прежде всего, Китай значительно нарастил внутреннюю добычу золота (403 тонны в 2012 г.), обойдя в 2007 году Южную Африку, которая была мировым лидером с 1896 года. Также растет импорт золота, в первую очередь, через Гонконг. Согласно агентству Bloomberg, в 2012 году импорт золота в виде лома и монет через Гонконг составил 834,5 тонн против 431,215 тонн в 2011 году. Конечно, большая часть поступающего золота скупается населением, предпочитающим вкладывать свои растущие доходы в драгоценный металл. Однако значительная доля может также идти в государственный резерв4.

Посредством скупки золота Китай хочет параллельно обезопасить свои инвалютные резервы, которые оцениваются почти в 3,6 трлн. долларов. Хотя их структура обычно засекречена, но традиционно считается, что доля доллара США составляет 40%, евро — 30, японской иены — 10, других валют — 20. Для Пекина его постоянно растущие инвалютные резервы и их структура представляют головную боль. Причиной являются риски для держателей таких валют, как доллар и евро, которые остаются весьма высокими после начала мирового финансово-экономического кризиса в 2008 году. В число рисков входят фактически бесконтрольная эмиссия американского доллара, что ведет к обесцениванию долларовых вкладов и снижению покупательной способности американской валюты, высокий госдолг США, обостряющийся кризис в еврозоне.

В этой связи понятны опасения Пекина, который хочет оградить себя от потерь и минимизировать риски для процесса утверждения юаня в качестве мировой валюты. Согласно некоторым источникам, Госсовет КНР потребовал у ЦБ сократить чрезмерные накопления валютных резервов и активизировать рациональное управление ими через диверсификацию, то есть инвестирование в акции зарубежных компаний, в сельхозугодья, месторождения полезных ископаемых, лес, импорт передовых технологий, дефицитного сырья, топлива и других.

Параллельно с данными мерами Китай в рамках своей глобальной валютно-финансовой политики стремится заложить институциональный базис в виде создания новых международных финансовых структур и продвижения своих интересов в тех международных финансовых структурах, где традиционно главенствуют США и страны Западной Европы (МВФ и Всемирный банк).

КНР большое значение придает формату БРИКС, в который также входят Бразилия, Россия, Индия и Южная Африка. Он должен стать инструментом для создания новых финансовых механизмов, которые должны, с одной стороны, минимизировать риски от кризисных явлений в традиционных валютных зонах (доллар, евро, японская иена), а с другой — позволить лидерам развивающегося мира конвертировать свой растущий вклад в глобальный экономический рост в право на регулирование мировых валютно-финансовых потоков.

составить 100 млрд. долларов: на Китай должна прийтись доля в 41 млрд. долларов, на Россию, Индию и Бразилию — по 18 млрд., ЮАР — 5 млрд. Выделение средств не будет затрагивать национальные бюджеты: ЦБ каждой страны должен будет гарантировать, что часть международных резервов может быть в форме валютного свопа направлена на поддержку платежного баланса члена БРИКС.

Банк БРИКС, в свою очередь, рассматривается как противовес МВФ и ВБ. Он призван финансировать масштабные проекты в рамках БРИКС и снижать риски от потрясений в мировой экономике. Капитал банка должен составить 50 млрд. долларов, на начальном этапе — 10 млрд. (по 2 миллиарда от каждой страны). Однако в марте текущего года в ходе последнего 5-го саммита в ЮАР министры финансов не смогли договориться о ряде принципов работы Банка развития, в первую очередь, о механизме управления.

Хотя эксперты говорят о том, что странам БРИКС пока лучше удаются различные заявления, чем их реальные воплощения, однако сами руководители стран БРИКС считают делом времени запуск вышеуказанных структур.

Данный тезис был зафиксирован в пункте № 11 Этеквинской декларации, принятой по итогам саммита в ЮАР: «Мы благодарны нашим министрам финансов и управляющим центральных банков за проделанную работу по созданию нового Банка развития и заключению Соглашения о валютном резерве для использования в чрезвычайных ситуациях и поручаем им провести переговоры и заключить соглашения об их создании. Мы оценим ход работы над обеими инициативами на нашей следующей встрече в сентябре 2013 года».

Китай стремится использовать БРИКС также как инструмент давления на развитые страны для повышения своего представительского веса в МВФ и ВБ и включения юаня в корзину SDR (Special Drawing Rights)5, на что прямо указывает пункт № 13 в Этеквинской декларации.

В нем страны БРИКС призывают к реформе международных финансовых институтов (пересмотр квот в МВФ) с целью отразить увеличившийся вес стран БРИКС, а также начать дискуссию о роли Special Drawing Rights в существующей международной валютной системе, включающую в себя вопрос о составе валют в корзине SDR.

Китай сегодня последовательно идет к реализации планов по расширению влияния своей национальной валюты в международной торговле и финансовой системе. Если ко всем своим лидирующим показателям, таким как численность населения, размер и темпы роста ВВП, размер золотовалютных резервов, рост потребительского рынка и другие, он добавит также лидерство в мировой финансовой системе, то это станет логическим завершением всех титанических усилий страны на протяжении последних десятилетий. Однако не исключено, что наблюдаемый общий рост глобальной нестабильности может внести свои коррективы в этот поступательный процесс.

Примечания:

1«Конвертируемость юаня уже не за горами», Цюй Хунбинь; http://inosmi.ru/world/20130328/207480835.html

2ICBC начинает операции в юанях в Сингапуре, 03.04.2013, http://www.vestifinance.ru/articles/25799

3 ЦБ Тайваня и КНР продвигают юань, 31.08.2012, http://www.worldbiz.ru/jurisdictions-news/detail.php?ID=2669

4China Gold Imports From Hong Kong Climb to Record on Wealth, By Bloomberg News on February 06, 2013;

http://www.businessweek.com/news/2013-02-05/china-gold-imports-from-hong-kong-gain-to-all-time-high-in-12

5Special Drawing Rights (Специальные права заимствования МВФ). Курс SDR определяется на основе долларовой стоимости корзины из четырех валют: доллар США, евро, иена и фунт стерлингов. Корзина пересматривается каждые пять лет. В 2011 году на саммите G20 было принято решение об очередном пересмотре в 2015 году.

Эксклюзив журнала «Экономическое обозрение» для портала Mezon.Uz,

Рустам Махмудов, «Экономическое обозрение» №4-2013

http://www.mezon.uz/analytics/economics/6938-politika-kitaya-po-ukrepleniyu-pozitsiy-v-mirovoy-valyutno-finansovoy-sisteme

Share on Google+Share on FacebookShare on VKTweet about this on Twitter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>