КИТАЙ И УЗБЕКИСТАН: МНОГОВЕКОВЫЕ ИСТОКИ ПАРТНЕРСТВА. Часть 4.

Китайско-узбекские музыкальные контакты. Какие музыкальные инструменты и культурные традиции попали в Китай из Средней Азии

Традиционные музыкальные культуры народов Узбекистана и Китая, имеющие свои специфические особенности, привлекают внимание не только специалистов, но и путешественников и всех поклонников прекрасного. 

Китайско-узбекские музыкальные контакты. Какие музыкальные инструменты и культурные традиции попали в Китай из Средней Азии

Традиционные музыкальные культуры народов Узбекистана и Китая, имеющие свои специфические особенности, привлекают внимание не только специалистов, но и путешественников и всех поклонников прекрасного. 

Чарующие звуки, извлекаемые из музыкальных инструментов, иногда и в качестве аккомпанемента песен и танцев, затрагивая потайные струны души, формируют хорошее настроение, способствуя хорошему отдыху и стимулируя слушателей к последующей успешной деятельности.

Эти «волшебные ритмы или небесные мелодии» сопровождавшие ритуальные танцы, призванные создать магическую связь между миром живых, духов и божеств.

Прежде они должны были выполнять роль связующего моста между людьми и богами, привлекая театрализованными представлениями, сопровождавшими религиозные церемонии буддистов, христиан и поклонников прочих религий и культов.

Может быть неспроста и в наши дни музыкальные, особенно классические произведения, используют в качестве своеобразной гармонизирующей терапии с лечебно-оздоровляющим эффектом, установленным и подтвержденным уже в ходе многочисленных научных исследований в разных странах.

Привлекательная, затрагивающая самые потаенные уголки и фибры души каждого человека музыка, испокон веков служила хорошим стимулом для создания хорошего благожелательного настроения и сближения народов, улучшения взаимопонимания между ними!!!

И это несмотря на то, что национальные мелодии, как и яства кухни, а также виды спорта разных народов, которые они сопровождают и стимулируют их развитие, зачастую существенно отличаются друг от друга, в зависимости от степени их удаленности, а также особенностей стран, регионов и континентов.

Но, тем не менее, можно заметить и некоторые парадоксальные исторические факты, свидетельствующие о многовековых контактах предков разных народов.

И в этом смысле народы Китая и Узбекистана не были исключением.

Как оказалось, в зависимости от роста популярности тех или иных мелодий и возрастания числа их поклонников, они завоевывали их сердца и чувства гораздо быстрее и без лишних слов.

Свидетельства древних китайских историков подтверждаются находками из археологических раскопок

История и письменные источники, в частности китайских авторов, сохранили массу описаний и упоминаний о том, что самыми желанными гостями при дворе «Сына Неба» — китайского императора, в домах сановников и богачей были мастера театрализованного творчества, танцоры и музыканты из зарубежных стран, особенно из Согда и Чача.

Подобный весьма плодотворный международный культурный взаимообмен происходил благодаря Великому шелковому пути на протяжении многих веков его функционирования.

Поэтому выходцы из государств, существовавших полторы-две тысячи лет назад на территории Узбекистана, особенно согдийские и бактрийские музыканты и танцоры, внесли значительный вклад в распространение в Китае многих до того мало известных там элементов музыкальной культуры и новых музыкальных инструментов, которые здесь были по достоинству оценены.

К ним можно отнести лютню, арфу, поперечную флейту, сиринкс — флейту Пана.

С подобным любимым инструментом этого полубога из свиты божественного Диониса, покровителя культов плодородия и веселых праздников-вакханалий, сопровождавших сбор урожая и, в частности винограда, связано множество увлекательных историй, популярных в разных странах. Кстати, культура винограда и виноделия проникла на Восток, и в частности на территорию Китайской империи, также по Шелковому пути, свыше 2100 лет назад из Ферганской долины.

Изображения этих инструментов часто попадаются в ходе раскопок храмов и святилищ местных культов из слоев первых столетий до и после новой эры, вплоть до VIII века в произведениях малой пластики — среди скульптурок музыкантов с городищ Кампыртепа, Айртам, Старый Термез, Зартепа, Дальверзинтепа, Афрасиаб (Узбекистан), Пенджикент (Таджикистан) и др.

Следует отметить, что по сведениям китайских источников музыканты и танцоры из Бухары, Самарканда, Чача и других городов Средней Азии пользовались особой популярностью в Китае эпоху династии Тан ( VII — VIII вв .).

В этой связи примечательно, что музыка Самарканда входила в официальный придворный репертуар императоров Поднебесной.

Подлинное восхищение вызывали у китайцев танцевальные сцены, устраиваемые юношами и девушками из Чача, в частности, «Западный скачущий танец», исполняемый мальчиками, и «Танец Чача» — двумя девушками.

К примеру, летопись «Тан-шу» свидетельствует, что посольства из Самарканда доставляли властителю «Поднебесной империи» редкостные дары: «В начале правления Кхайюань ( 713 г .) прислали двору кольчугу, кубок из восточного хрусталя, ….., яйца верблюда-птицы (страуса), юениского карлика и тюркистанских танцовщиц».

Сохранились не только описания, странствовавших в те времена актеров, но и многочисленные изобразительные сюжеты:

в настенных росписях согдийских феодалов-дихкан (Пенджикент),

владетелей Турфанского княжества (росписи в Синцзяне),

или такие, к примеру, как «Кочующие актеры-музыканты «Западного края» на верблюде-бактриане на Танской скульптуре VIII в.н.э. (фото….)

Многие из них, запечатленные в терракотовой скульптуре, встречающиеся также в погребениях танского периода. Они имеют и более древние, античные традиции подобного их использования.

Все эти раритеты ставшие уникальными экспонатами многих известных музеев требуют более тщательного изучения специалистами на предмет этнической принадлежности, изображенных на них персонажей.

Благодаря чему не исключено, что некоторые из них можно будет идентифицировать как имеющие шашскую, согдийскую или иную принадлежность.

А у некоторых туристов из зарубежных стран, в частности из Узбекистана, появиться возможность познакомиться с портретами своих дальних предков, путешествовавших с караванами бродячих артистов по тропам Шелкового пути.

Возможно, в подобных случаях мы имеем возможность наблюдать отголоски определенных сторон верований в загробную жизнь и в то, в потустороннем мире усопшего должны были сопровождать посуда с едой и напитками,

А также любимые предметы и орудия труда.

Причем, в захоронениях мужчин чаще всего встречается оружие, а у женщин украшения и зеркала.

Впрочем, пока остается под вопросом свидетельством музыкальных пристрастий к «небесным звукам» или профессиональной деятельности могли оказаться, сопровождавшие некоторые из древних захоронений, скульптурки музыкантов или целых музыкальных коллективов?!!!

История народов Узбекистана и Китая свидетельствует о длительной, многовековой традиции культурных контактов, обмена музыкально-танцевальными коллективами и их «гастролями», сопровождавшимися театрализованными представлениями, позволявшими методами искусства, в том числе и изобразительного, использующимися в народной дипломатии, улучшать взаимопонимание и доверие между народами.

В наши дни эти же увлекательные и уникальные возможности воздействия различных видов искусств используются в качестве способов создания положительной ауры, которая должна сопровождать такие спортивные состязания планетарного масштаба как Олимпийские игры-2008 года в Китае.

Мы постоянно находим в глубине веков документальные подтверждения благотворных способов воздействия лучших образцов музыкальной культуры и изоискусства разных народов на душевное состояние людей и формирование духовности общества.

Причем, как показывает практика и современное развитие общества, — на протяжении всей истории развития цивилизованных отношений, важная роль в процветании государств и народов принадлежала гармонизации их взаимодействия, в том числе и с различными видами спорта, в ходе проводящихся состязаний, оживлявшихся сопровождавшими их культурно-музыкальными программами.

Тем самым подобное плодотворное взаимодействие способствует не только поддержанию бодрости духа, но и укреплению дружбы, расширению и углублению возможностей во всех прочих сферах сотрудничества.

Таким образом, историческое наследие народов Узбекистана и Китая свидетельствует о длительной, многовековой традиции культурных контактов, обмене музыкально-танцевальными коллективами и их «гастролями», сопровождавшимися театрализованными представлениями, позволявшими методами искусства, в том числе и изобразительного, использующимися в народной дипломатии, содействовать улучшению взаимопонимания и доверия между народами.

Сергей Савчук-Курбанов, доктор философии, кандидат исторических наук, эксперт по Великому шелковому пути.

Share on Google+Share on FacebookShare on VKTweet about this on Twitter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>