Как изучали и изучают Центральную Азию в Китае? Этапы, достижения и проблемы

image008

Как изучают Центральную Азию в Китае? Исследования региона начались еще задолго до образования здесь независимых республик.

Этапы становления, достижения и проблемы, стоящие на пути проведения исследований по центральноазиатскому региону наглядно показаны в статье директора Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук КНР Сун Чжуанчжи «70 лет центральноазиатских исследований в Китае: достижения и проблемы» (中国中亚研究70年:成就与问题).

image008

Представляем краткий перевод статьи

Понятие «центальноазиатский регион» в международной политике появилось в XIX веке, но его географический охват относительно расплывчатый. В советское время административное деление «Центральная Азия» (Средняя Азия) включало четыре республики (Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан), за исключением Казахстана. С 1991 г. Центральная Азия включает 5 государств региона.

Из-за близости к Синьцзяну исследования и внимание Китая к этому региону начались относительно рано, но по-настоящему систематические и крупномасштабные академические исследования по Центральной Азии проводились в последние 30 лет.

Некоторые отечественные исследовательские институты и высшие учебные заведения создали институты, специализирующиеся на изучении проблем Центральной Азии, и имеют относительно стабильную команду исследователей. Исследования Центральной Азии и каждой страны индивидуально становятся все глубже, а результаты в основном охватывают все сферы и направления.

НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП

После основания Китайской Народной Республики в 1949 г. советско-китайские отношения пережили «период медового месяца» в течение 10 лет. Внутренняя пропаганда Китая в отношении Советского Союза и контакты в различных аспектах были относительно тесными. Позднее из-за ухудшения советско-китайских отношений и напряженности в приграничной зоне обмены между двумя сторонами в основном были прерваны. В то время внутренние исследования Советского Союза не были системными. Такое положение дел сохранялось до периода реформ и открытости.

К 1980-м годам, с потеплением советско-китайских отношений, китайские ученые начали придавать значение изучению советской истории, этнических вопросов и экономических проблем, включая основные условия в регионах, прилегающих к Китаю.

Институт Центральной Азии Синьцзянской академии общественных наук, основанный в 1980 году, очень представителен. В своих рядах он собрал ряд экспертов по региональной истории, культуре, национальному языку и т.д. Институт издал и распространил первое периодическое издание по Центральной Азии «Советские исследования Центральной Азии» (раз в квартал); в 1983 году издание было переименовано в «Центральноазиатские исследовательские материалы», в 1986 году оно было переименовано в «Центральноазиатские исследования», до приостановки публикации в 1998 году. Всего было выпущено 60 номеров, связанных с региональной политикой Центральной Азии. Хотя многие из них посвящены Синьцзяну, они также закладывают основу для изучения Центральной Азии. Благодаря этим накопленным данным, когда страны Центральной Азии обрели независимость в 1991 году, Институт Центральной Азии Синьцзянской академии общественных наук быстро опубликовал «Общее положение четырех стран Центральной Азии» и «Общее положение Республики Казахстан», а позже опубликовал обе книги вместе под названием «Обзор пяти стран Центральной Азии». Главным редактором был исследователь Ван Пей, который в то время был директором института.

В 1980-х годах Китайская академия общественных наук и многие колледжи и университеты активно занимались изучением советских проблем. Среди них изучение истории, этнической принадлежности, а также экономических и торговых вопросов, которые также касались Центральной Азии, но не являлись в центре внимания. Только после обретения странами Центральной Азии независимости в 1991 году китайские ученые стали изучать Центральную Азию с точки зрения международных проблем. С этого периода чаще стали публиковаться научные статьи и монографии, начали проводиться семинары и постепенно в Китае появилась группа влиятельных экспертов по Центральной Азии.

Одним из влиятельных структур стал Центр исследований Центральной Азии, созданный после того, как Институт Советской и Восточной Европы Китайской академии общественных наук был переименован в Институт Восточной Европы и Центральной Азии в 1992 году.

В 1990-е годы исследования Центральной Азии достигли относительно высокого уровня. Это тесно связано с изучением советских проблем и знанием русского языка многими экспертами на раннем этапе. Самые первые специалисты по Центральной Азии были в основном учеными в определенной области Советского Союза. Они интерпретировали появление новых стран в Центральной Азии и их появление с разных точек зрения. Вскоре была опубликована серия монографий по Центральной Азии, а опубликованные научные статьи охватывали более широкий круг. В качестве документов использовались в основном российские материалы, в том числе русскоязычные газеты и периодические издания в странах Центральной Азии, а также труды российских ученых. В то время академические круги в основном сосредоточились на развитии ситуации в странах Центральной Азии и провели всесторонние исследования, познакомили с национальными условиями и историей стран Центральной Азии и опубликовали такие монографии как: «Введение в пять стран Центральной Азии» (中亚五国概论), «Внешние связи пяти стран Центральной Азии» (中亚五国对外关系), «Китай и Центральная Азия» (中国与中亚) «Приватизация в Восточной Европе и Центральной Азии» (东欧中亚私有化问题). Эти результаты исследования не только позволили людям из всех слоев общества понять и познакомиться с Центральной Азией, но и создали базовую дисциплинарную основу для изучения проблем Центральной Азии в китайской аналитике.

Ранние статьи и отчеты об исследованиях включали ситуационный анализ, в том числе обзоры региональной и национальной ситуации, политические и экономические события. Многие из них были о противоречиях и проблемах, возникших в процессе трансформации Центральной Азии и понимании этнических проблем в Центральной Азии. Отдельно рассматривались отношения между Китаем и странами Центральной Азии. В этот период ученых Синьцзяна в основном беспокоили «панисламские и пантюркистские» вопросы в Центральной Азии.

По мере углубления исследований в Центральной Азии объекты исследования условно разделены на две категории: регионы и страны. Первый рассматривает пять стран Центральной Азии в целом и обращает внимание на тенденции развития всего региона, отношения между странами и внешние связи. Последний анализирует свою политику и статус в различных областях для конкретных стран. С точки зрения содержания, исследования Центральной Азии в основном включают политику, экономику, безопасность, внешнюю политику, гуманитарные науки и другие области.

Что касается построения дисциплины и обучения талантов, ему также начали уделять внимание научно-исследовательские институты и многие университеты. Например, Отделение Центральной Азии Института Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук (позднее переименованное в Институт России, Восточной Европы и Центральной Азии – ИРВЕЦА) сначала было определено как подразделение “целевого управления” академических дисциплин.

Центральноазиатские исследования Синьцзянской академии общественных наук также стали одной из четырех ключевых дисциплин Академии. В исследовании центральноазиатских проблем участвовали высокопоставленные руководители, такие как профессор Чжао Чанцин из Института Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии социальных наук, профессор Ян Шу из университета Ланьчжоу, профессор Пан Чжипин из Института Центральной Азии Синьцзянской академии социальных наук и Ху Чжэньхуа из Центрального университета национальностей.

В 1990-х годах Китайская академия общественных наук, Университет Ланьчжоу и Центральный университет национальностей начали подготовку докторантов и магистрантов по проблематике Центральной Азии. Большое количество диссертаций по Центральной Азии также продолжали заполнять слабые места центральноазиатской дисциплины, что является проблемой для Центральной Азии в новом столетии.

УГЛУБЛЕНИЕ И ПРОДВИЖЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

После вступления в новый век на фоне стремительного развития добрососедских и дружественных отношений между Китаем и странами Центральной Азии исследования Центральной Азии продолжали углубляться, и все аспекты исследований дали положительные результаты. Авторитетные исследовательские институты продемонстрировали сильные стороны своих команд, опубликовав такие работы и справочники, как: «Десять лет великих перемен: Центральная Азия» (十年巨变·中亚卷), «Краткая энциклопедия Южной и Центральной Азии» (简明南亚中亚百科全书) и «Обзор пяти стран Центральной Азии» (中亚五国志)[1], таким образом, появилось большое количество репрезентативных результатов, отражающих общее повышение уровня исследований. Что касается исследований отдельных стран ЦА, то были изданы серии монографий, важнейшими из которых являются «Хроники пяти центральноазиатских стран» (列国志) и «Политическое и экономическое развитие Казахстана после обретения независимости (1991-2011 гг.)» (哈萨克斯坦独立后的政治经济发展(1991-2011)), составленные исследователями центра по изучению России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской Академии общественных наук. В этот период появляется все больше и больше статей о политике, безопасности и дипломатии стран Центральной Азии, уделяется внимание страновым исследованиям, результаты которых приобретают разнообразную специфику.

Китайские ученые отмечают, что пять стран Центральной Азии со схожими отправными точками развития и культурными традициями постепенно дистанцировались спустя десятилетие независимости. Характерные национальные особенности становились все более и более индивидуальными, а политические, экономические и социальные условия сильно различались. Помимо дипломатических вопросов и вопросов безопасности, постепенно росли изучения социальной, экономической и демографической политики, также были проведены сравнительные исследования политических систем различных стран, включая президентскую и парламентскую системы. Таким образом, мы можем на более глубоком уровне сделать наши собственные выводы относительно политических, экономических и социальных преобразований в странах Центральной Азии после обретения ими независимости.

Создание Шанхайской организации сотрудничества в 2001 году позволило ученым получить больше информации об изменениях в региональной ситуации и стратегическом сотрудничестве между Китаем и странами Центральной Азии.

После 2011 года китайские ученые стали более всесторонне рассматривать проблемы Центральной Азии. В связи с тем, что связь со странами Центральной Азии укрепляется и взаимных визитов становится все больше, многие подходы могут быть проверены, тем самым сделав более объективными взгляды на Центральную Азию.

После того, как в 2013 году в Казахстане была официально выдвинута инициатива президента Китая Си Цзиньпина по созданию «Экономического пояса Шелкового пути», исследовательский порыв в Китае «Пояса и пути» во многом способствовал изучению проблем Центральной Азии и обогатил перспективы исследований. Увеличились инвестиции различных исследовательских институтов и университетов, увеличилось число международных форумов и семинаров высшего уровня. К участию приглашаются эксперты известных аналитических центров Центральной Азии, которые представляют свои исследовательские достижения. В то же время диверсификация методов исследования, сетевая информация позволяют исследователям получать информацию на иностранных языках из первых рук, тем самым сокращая период исследований и расширяя охват результатов.

Стоит отметить, что с 2001 года наблюдается рост числа тематических и актуальных достижений по Центральной Азии, отражающих профессиональный уровень результатов исследований в регионе. Например, такие работы как: «Политическая трансформация стран Центральной Азии» (中亚国家的政治转型), «Трансформация Центральной Азии и международная обстановка» (聚集中亚——中亚国家的转型及其国际环境), «Исследования контролируемой демократии в Центральной Азии» (中亚可控化民主研究) посвященные исследованиям политической ситуации, в которых сопоставляются и систематизируются характеристики политического развития и институциональной трансформации пяти стран Центральной Азии. Отмечается, что «Контролируемая демократизация – это путь демократизации, формирующийся в конкретных исторических условиях Центральной Азии, становление и развитие, которого неотделимы от политических, экономических, социальных, культурных и международных элементов Центральной Азии». Некоторые китайские ученые считают, что «вопрос о политической демократии стран Центральной Азии является не только противоречивым теоретическим вопросом, но также является сложным и актуальным вопросом». Также ученые подчеркивают, что между пятью странами Центральной Азии существуют политические различия: «Между политическими системами пяти стран Центральной Азии образовался разрыв. Некоторые из них вызваны давлением ситуации, а некоторые были спланированы заранее». В обзоре литературы Национальной Базы знаний Китая по политическим вопросам, этническим и религиозным противоречиям в Центральной Азии с 1991 по 2017 год можно найти 256 научных журнальных статей, а также магистерские и докторские диссертации, большинство из которых были опубликованы после 2001 года.

Интерес к центральноазиатским исследованиям напрямую связан с изменениями региональной ситуации.

Во-первых, влияние экстремизма и терроризма на Центральную Азию в конце 1990-х годов было напрямую связано с обострением ситуации в Афганистане и подъемом движения «Талибан». В этот период результаты исследований были направлены на изучение вопросов безопасности в Центральной Азии. Были изданы такие работы, как: «Новая структура Центральной Азии и региональная безопасность» (《中亚新格局与地区安全》), «Безопасность в Центральной Азии и проблема Афганистана» (《中亚安全与阿富汗问题》) и др. Исследователи в Китае отмечали, что с изменениями в геополитике, национальный вопрос в пяти странах Центральной Азии стал носить более транснациональный характер. Сочетание этнических и религиозных факторов, использование религии для служения ультранационализму является фактором, который влияет на этнические отношения, ограничивает национальное экономическое строительство и ставит под угрозу региональную безопасность. Также глубоко изучался вопрос влияния внешних факторов, таких как проникновение исламской “Партии освобождения” и международный контекст террористической деятельности в Центральной Азии.

Крупные события в отдельных странах вызвали более глубокий интерес и способствовали изучению Центральной Азии.

Во-вторых, произошедшие в 2005 году “цветные революции” в Кыргызстане вызвали широкий интерес среди ученых и исследователей. Исследователи сравнивали волнения в Кыргызстане со сменой режимов в Грузии и Украине, анализировали причины, процесс и последствия, а также делали свои собственные выводы и суждения о специфике стран Центральной Азии. В этот период многие китайские ученые начали изучать институциональные недостатки “авторитарной политики” в Центральной Азии, а также ее политические и социальные риски. Некоторые ученые отмечают, что, авторитаризм – это демократическая модель, сформировавшаяся в период трансформации стран Центральной Азии. Отсталые и стабильные экономические условия, рост национализма, существование легитимности элит, наследие традиционной политической культуры, слабость гражданского общества и очень низкие ограничения демократических институтов сдерживают прогресс демократических преобразований в странах Центральной Азии, причем характерные черты “авторитарной политики” во всех странах очевидны. Можно сделать вывод, что крупные события в отдельных странах вызвали более глубокий интерес и способствовали изучению Центральной Азии.

В-третьих, к 20-летию независимости центральноазиатских стран исследования были направлены на обобщение и разбор достигнутых результатов. В этот период были изданы такие работы, как: «Геополитическая история Центральной Азии: история, настоящее и будущее» (中亚地缘政治沿革:历史、现状与未来), «Историческая память и реальность – исследование Центральной Азии» (历史记忆与现实侧观——中亚研究), «Оценка и перспективы Шанхайской организации сотрудничества» (上海合作组织评析和展望), «Исследование традиционной социальной структуры и культуры Центральной Азии» (中亚民族传统社会结构与传统文化研究), «Трансформация Центральной Азии и Китая» (转型的中亚和中国), «Новая геоэкономика: Китай и Центральная Азия» (新地缘经济——中国与中亚), «Исследование проблем социального обеспечения в Центральной Азии» (中亚社会保障问题研究), «Бедность и национальная трансформация: на основе эмпирических исследований пяти стран Центральной Азии» (贫困与国家转型——基于中亚五国的实证研究)и др. Результаты охватывают широкий спектр областей и имеют высокую исследовательскую ценность.

В-четвертых, работы, посвященные отношениям Китая со странами Центральной Азии, а также игре крупных держав. Среди них стоит отметить, такие выдающиеся работы, как: «Центральноазиатская дипломатия Китая» (中国的中亚外交), «Пять стран Центральной Азии и Большое освоение Запада» (中亚五国与中国西部大开发) и «Исследование регионального экономического сотрудничества между Китаем и странами Центральной Азии» (《中国与中亚国家区域经济合作研究》). Игра крупных держав в Центральной Азии также является актуальной темой исследований. Отдельного упоминания стоят такие монографии, как «Китай, Россия и США в Центральной Азии: сотрудничество и конкуренция» (中俄美在中亚:合作与竞争), «Энергетические ресурсы Центральной Азии и игра сил» (中亚能源与大国博弈) и т.д.

После выдвижения инициативы «Экономического пояса Шелкового пути», страны Центральной Азии проявили большую заинтересованность в сотрудничестве. Учеными также всесторонне обсуждается уникальный вклад стран Центральной Азии в строительство «Пояса и пути».

ПРОБЛЕМЫ И ТРУДНОСТИ, С КОТОРЫМИ СТАЛКИВАЮТСЯ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В КИТАЕ

Как отмечает автор, центральноазиатские исследования – это развивающаяся дисциплина, как в Китае, так и за рубежом. За короткий период времени был достигнут значительный прогресс, было приложено немало усилий для обеспечения устойчивости исследований. Например, «Отчет о развитии стран Центральной Азии», составленный исследователями центра по изучению России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской Академии общественных наук, который выходит ежегодно с 2011 г. В данном отчете объективно подводятся итоги развития стран Центральной Азии. Однако в процессе подбора материала часто возникают трудности и выбор экспертов ограничен. В связи с быстрым развитием и изменением ситуации в пяти центральноазиатских странах вкупе с относительно слабой отечественной исследовательской базой, в целом в области международной политики исследования стран Центральной Азии не являются важным исследовательским направлением. Количество исследовательских результатов, масштабы исследовательских групп все еще нуждаются в развитии. “В настоящее время многие вопросы, касающиеся Центральной Азии недостаточно глубоки для изучения, недостаточно основательны. Кроме того, из-за влияния более масштабных актуальных событий, отечественные ученые изучающие центральноазиатскую проблему, больше выбирают макроперспективу, таким образом детального изучения того или иного вопроса становится все меньше”. В данном контексте, необходимо соответствующим образом скорректировать академическую структуру и направление исследований проблем Центральной Азии.

Во-первых, по мнению автора, содержание исследований относительно однообразно. Ученые уделяли больше внимания политическим вопросам, безопасности и дипломатическим вопросам в Центральной Азии, особенно отношениям с Китаем и конкуренции и сотрудничеству между крупными державами в Центральной Азии. Из-за неполных данных, публикуемых странами Центральной Азии, а также трудностей и препятствий, связанных с полевыми исследованиями и сбором данных, меньше внимания уделяется таким глубоко укоренившимся вопросам, как социальное, экономическое развитие и историко-культурные традиции.

Российские исследователи, ученые и СМИ обладают большим количеством информации о странах Центральной Азии. Китайским ученым часто приходится ссылаться на российские источники и материалы.

Во-вторых, центральноазиатские исследования занимают относительно подчиненное положение в построении дисциплинарной системы. Поскольку Центральная Азия находится под сильным влиянием внешних сил, фактор крупных держав очевиден. Центральная Азия имеет тесные связи с Россией. Российские исследователи, ученые и СМИ обладают большим количеством информации о странах Центральной Азии. Китайским ученым часто приходится ссылаться на российские источники и материалы. Многие китайские ученые, изучающие Центральную Азию, уделяют внимание российским проблемам. Некоторые молодые исследователи и специалисты, при исследовании вопросов Центральной Азии обращаются к англоязычным источникам, тем самым получая дезинформирующую информацию западных исследователей.

В-третьих, закрытость отдельных стран Центральной Азии, особенно Туркменистана. Несмотря на то, что исследования в разных странах Центральной Азии продолжают приносить результаты, проблема недостаточной систематичности и глубины все еще существует. Исследования отдельных государств в основном направлены на изучение таких крупных государств Центральной Азии, как Казахстан и Узбекистан. Некоторые исследования носят теоретический характер. Несмотря на то, что проблемы затрагиваются, они не изучаются глубоко и всесторонне. Изучая изменения политической ситуации в Кыргызстане, некоторые ученые предположили, что корни проблем в этой стране лежат в традиционной политической культуре трайбализма, эта точка зрения является новой, однако на самом деле она упростила проблему. Более того, некоторые ученые считают, что парламентская система может помочь в решении данной исторической проблемы, на самом деле Кыргызстану будет сложно достичь мирного сосуществования политических сил. Недостаточное мнение относительно передачи власти в Узбекистане и политической реформы Назарбаева в Казахстане, отражает неспособность исследований адаптироваться к потребностям дипломатической практики. Актуальной проблемой в исследованиях отдельных стран Центральной Азии, является, то, что исследователей и ученых, владеющих языками основных народов Центральной Азии, очень мало. Это приводит к тому, что использование новых материалов ограничено. С уменьшением количества русскоязычных публикаций в странах Центральной Азии становится все труднее получать материалы из первых рук.

Актуальной проблемой в исследованиях отдельных стран Центральной Азии, является, то, что исследователей и ученых, владеющих языками основных народов Центральной Азии, очень мало.

В – четвертых, отсутствие инноваций в методах исследования. В настоящее время, в процессе исследования стран Центральной Азии применяется традиционный метод исследования литературы и качественный метод, отсутствует количественный анализ, тем самым усложняя процесс формирования зрелой теоретической базы. Некоторые молодые китайские ученые стараются использовать новые методы исследований для выдвижения концепций, например, опираясь на западные политические исследования, ссылаясь на экономику, социологию, теорию игр и т.д., но это трудно подтвердить реальной ситуацией в странах Центральной Азии.

В-пятых, увеличение числа специалистов идет относительно медленно. Резерв молодых китайских специалистов по вопросам Центральной Азии относительно невелик. Ведущими исследователями стран Центральной Азии по-прежнему являются эксперты, прославившиеся в 1990-е годы. Они, как правило, старше, и мало молодых ученых признаны внутри страны и за рубежом. К тому же у молодых специалистов имеются очевидные недостатки и преимущества. Например, некоторым не хватает опыта обучения в странах Центральной Азии. На сегодняшний день во многих университетах и учреждениях сложно сформировать относительно хорошую исследовательскую группу для изучения Центральной Азии. Чаще встречаются исследователи, работающие без всякой поддержки со стороны. Кроме того, существует относительно немного платформ для внутреннего сотрудничества. Хотя в Центральной Азии часто проводятся различные семинары, из-за влияния различных факторов сложно эффективно проводить совместные исследования.

ПЕРСПЕКТИВЫ И НАПРАВЛЕНИЯ БУДУЩИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В последние годы при университетах Китая образуются региональные и межгосударственные центры, в них включают изучение стран Центральной Азии. В этом заинтересованы университеты с хорошей исследовательской базой по международным вопросам и длительными традициями преподавания иностранных языков. Они получают серьезную поддержку со стороны Министерства образования и региональных властей. Общество и академические круги в целом больше заинтересованы в проблемах Центральной Азии, по сравнению с ситуацией прошлых лет.

То есть, можно сказать, что сегодня исследования Центральной Азии вступили в период «процветания» – они имеют более широкий охват и отличаются большей интегрированностью с другими актуальными международными политическими проблемами.

Но, как указывает автор статьи, необходимо дальнейшее расширение и развитие на следующих уровнях:

Во-первых, изучение Центральной Азии с глобальной и международной точек зрения. Развитие стран Центральной Азии стало все больше связано с изменениями мировой ситуации. Инициатива «Пояс и путь», выдвинутая китайским лидером, еще раз подчеркнула статус Центральной Азии как важного транспортного узла на евразийском континенте. Крупнейшие державы придают особое стратегическое значение Центральной Азии, так как многие “планы транспортных коридоров” связаны с данным регионом. Китайские ученые изучают возможности и проблемы, с которым сталкивается строительство “Пояса и пути”, и в данном контексте Центральная Азия может предоставить множество примеров. «Постепенно формируется новый фактор, который может оказать глубокое влияние на тенденции в области безопасности в странах Центральной Азии – успешная связь между строительством Экономического пояса Шелкового пути и стратегиями развития стран Центральной Азии, а также выгода, полученная от этого важна для сохранения политической и социальной стабильности стран региона». При изучении отношений крупных держав, изменений на международной арене и даже таких важных вопросов, как улучшение глобального управления и ведение диалога между цивилизациями, нельзя игнорировать уникальную роль Центральной Азии.

Стабильность Центральной Азии в будущем будет условной и ограниченной. Многие факторы, поддерживающие стабильность в Центральной Азии, также содержат нестабильные элементы.

Во-вторых, вопрос Центральной Азии в контексте региональных и межгосударственных перспектив. По мере того как страны Центральной Азии вступают в период перехода власти, проблемы и противоречия, порожденные политическими и экономическими преобразованиями, становятся все более заметными, и многие эксперты по Центральной Азии глубоко изучают и анализируют этот вопрос. Трансформационный период в странах Центральной Азии по-прежнему находится в центре внимания исследователей. Основными характеристиками данного этапа являются:

1) политическая структура стремится к стабильности, а партийная борьба, этнические конфликты и крайние формы поведения в определенной степени сдерживаются;

2) национализм стал основным идеологическим мейнстримом, и ни демократизация Запада, ни политизация ислама не оказали влияния;

3) парламентская система и партийная система «регулируется» правящими властями, установлена ​​сильная президентская система.

«Стабильность Центральной Азии в будущем будет условной и ограниченной. Многие факторы, поддерживающие стабильность в Центральной Азии, также содержат нестабильные элементы. Если ситуация будет решена неправильно или произойдут неожиданные изменения, нестабильные факторы могут стать более заметными, тем самым ставя под угрозу безопасность Центральной Азии… Асимметрия политического и экономического перехода в Центральной Азии повлияла на трансформационный процесс. Двойная роль власти и демократии ставит экономический переход перед дилеммой, и трансформация Центральной Азии обречена быть долгосрочным процессом».

В-третьих, изучение проблем Центральной Азии с точки зрения культуры. Своеобразие культуры во многом определяет направление развития пяти стран Центральной Азии. Некоторые ученые считают, что «политические и культурные традиции Центральной Азии, характеризующиеся хрупкостью и изменчивостью, расколом и разрывом, деспотизмом и подчинением власти, стали основными факторами, влияющими на изменения в области политики, экономики и общества в разных странах… После обретения странами Центральной Азии независимости, глобальное стратегическое положение региона продолжало расти, и он все чаще становился центром конкуренции различных глобальных культурных сил. Под влиянием ислама, Запада и Китая, Центральная Азия превратилась из зоны вакуума, находящейся под влиянием глобальных культурных сил, в регион культурных сплетений. Различные культурные силы продолжат соревноваться, сотрудничать и уравновешивать друг друга в Центральной Азии».

В-четвертых, перспективы исследований развития отношений Китая и Центральной Азии. Центральная Азия является близким соседом Китая, двустороннее сотрудничество между странами Центральной Азии и Китая осуществляется на всех уровнях. Но также существует большое количество вопросов, требующих изучения, например, Шанхайская организация сотрудничества, где Центральная Азия является ключевым регионом многостороннего сотрудничества. Китай выдвинул ряд новых дипломатических концепций, которые претворяются в жизнь в регионе. Будь то политика добрососедства, основанная на близости, искренности и открытости по отношению к соседним странам, или совместное строительство нового типа международных отношений, необходимо развивать и укреплять теоретические исследования и предложить разумные пути выбора во всех направлениях.

В-пятых, изучение проблем Центральной Азии с точки зрения безопасности. Центральная Азия является «наиболее уязвимым районом» для экстремизма и терроризма, и исследования влияния нетрадиционной безопасности в Центральной Азии являются ключевым направлением. Вербовка членов «Исламского государства» в Центральной Азии и распространение экстремистских идей может стать катализатором развития социальных противоречий в Центральной Азии. В последние годы страны Центральной Азии активно реагируют на реальную угрозу экстремизма путем совершенствования законов, усиления социального управления, пропаганды здорового образа жизни, продвижения традиционной культуры, повышения качества средств массовой информации и создания горячих линий доверия. С 2013 года доминирующие факторы, влияющие на ситуацию в Центральной Азии, не были ослаблены или решены. Напротив, они скрыты в относительно спокойной региональной ситуации и продолжают накапливаться, это может иметь наложенный эффект на хаотичную политическую ситуацию и ситуацию с безопасностью в Афганистане в эпоху вывода войск, делая безопасность в Центральной Азии, чрезвычайно хрупкой. Будущее центральноазиатской безопасности также полно неопределенности. В то же время больше внимания уделяется влиянию социально-экономической ситуации в регионе на ситуацию с безопасностью.

Делая вывод, автор статьи отмечает, что китайские исследования Центральной Азии, будут дальше развиваться, с более качественными результатами. Эти исследования окажут положительное влияние на стратегическое партнерство Китая со странами ЦА, а также помогут обеспечить интеллектуальную поддержку для двустороннего развития отношений в контексте инициативы «Пояс и путь». С присоединением большого количества молодых исследователей, а также с помощью инновационных методов исследований, в будущем можно повысить научный уровень и международное влияние.

13.02.2021

На фото: ЗДАНИЕ АКАДЕМИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК КНР и текст из публикации по ссылке:  https://caa-network.org/archives/21392?fbclid=IwAR0vX7C8GJBq3rnb5thoAaFG7Z_Nb2v2ieI81KDzgEucAgLostWhllU3tcs

 

Share on Google+Share on FacebookShare on VKTweet about this on Twitter

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>